В честь юбилея Победы

О вас, сельчане
Шрифт

В рамках исполнения Указа Президента России в Ханты-Мансийском районе награждены юбилейными медалями участники трудового фронта.

Так, по поручению главы Ханты-Мансийского района Кирилла Минулина глава сельского поселения Горноправдинск Олег Садков совместно с «Волонтерами Победы» вручил юбилейные награды 15 труженикам тыла. В их числе:
– Айнигуль Уразовна Авазбакова. Родилась 8 июня 1930 года в с. Караган Вагайского района Тюменской области. Когда Айнигуль было три года, умерла мать. Дочь и два брата остались с отцом-инвалидом. Отец выполнял сидячую работу, трудился сапожником.
Как вспоминает Айнигуль, в 1941 году отца забрали неизвестно куда. «Приютил нас дядя, брат отца, а семья у них была очень большая. Каким чудом мы выжили, не знаю, что нам пришлось пережить, описать невозможно. Холод, голод, разутые, раздетые. В десять лет я пошла работать в колхоз».
В колхозе Айнигуль трудилась с 1941-го по 1944-й, было тяжело, но работу выполняла.
В 1950 году Айнигуль вышла замуж, жили семьей в деревне Катангуй, воспитала десятерых детей, одного ребенка взяла на воспитание без оформления опекунства.
Муж умер рано, неожиданно, в 46 лет. «Я осталась с детьми одна. Не было у меня выходных, работала днем и ночью… Дети выросли. Одна жить в доме, построенном мужем в 1953 году, не смогла. Поэтому в 1996 году приехала к дочери в Горноправдинск».
Айнигуль Уразовна – ветеран трудового фронта, многодетная мать, воспитавшая 10 детей, награждена орденом «Материнская слава» I степени, медалью «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941–1945 гг.».
– Анна Варфоломеевна Курбатова. Родилась в 1922 году в Уватском районе. Награждена четырьмя медалями, в том числе «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941–1945 гг.», «За трудовую доблесть».
Из воспоминаний Анны Варфоломеевны: «В семье нас было шесть детей. В 1930 году началась коллективизация. Загоняли в колхоз – или записывайся, или плати непомерный налог. Отцу, Варфоломею Константиновичу, члену сельсовета, ничего не оставалось, как вступать.
Стали мы колхозниками. Отец – бригадир животноводства. До начала войны колхоз был не из слабых. Жили мы неплохо. Я работала телятницей. В 1941 году навалилась на нас большая беда – наводнение. Вокруг все затопило. Покосы под водой. Надо было спасать скот. На правлении решили угонять скот в Кондинский район, за 140 километров. Там сено заготовили.
Мы вчетвером по бездорожью пустились в неблизкий путь. Уже холода стояли. Продвигались медленно. В дороге коров доили. Наконец прибыли в хантыйскую деревню Турсунка, стали кое-как обживаться. Целый год прожили на новом месте, картофель там посадили. Главное – сохранили поголовье. Домой нас доставили на баржах. Вот так, в труде и заботе, протекала моя жизнь.
С мужем Степаном Петровичем воспитали шестерых детей. Всем дали образование: Оля – предприниматель, Наталья – экономист, Альбина – учитель, Виктор – инженер. Выросли внуки. Главное, чтобы им, да и всем людям не довелось пережить такое, что выдалось нашему поколению.
– Нина Борисовна Красноперова, участник трудового фронта.
Из воспоминаний Нины Борисовны: «Хочу рассказать, как мы с подружкой Катей работали наравне со взрослыми на колхозных полях. 1942 год... Закончился учебный год. Нас бросили на прополку овса, ячменя, проса. Сорняков полно, солнце печет, нас, малолеток, подбадривают женщины, с которыми дергаем сорняки. Хорошо, если молочай, он мягкий, а с осотом – беда, колется. Хоть реви, а дергать его надо.
А еще сеяли у нас кок-сагыз, похожий на подорожник. Его корни шли на резину. Надо было собирать семена. Первый день трудились от души, а бригадир нас ошарашил: «Могу поставить только 0,8 трудодня…».
На следующий день встаем чуть ли не в сумерках и бежим на поле, пока солнце не так палит. А когда уж семена собраны, начинаем корни дергать. Помню, в ноябре нам дали по паре резиновых галош. Какая это была радость! Теперь мы в школу ходили в новых галошах, а не лаптях.
В колхозе был сад, там росли малина, смородина и яблони. Это самая любимая работа была. Сенокосная пора нам тоже нравилась, там можно было во время обеда искупаться в речке. А потом опять весь день таскать грабли. Никто не стонал, стыдно было жаловаться. Закончился сенокос, началась жатва хлебов, и нас посылали на ток веять зерно.
Первый обмолот зерна шел для фронта. А потом уже давали колхозникам по 200 граммов на трудодень.
В сентябре убирали картошку всей школой и ходили собирать колоски на полях. Колоски эти потом обмолачивали, мололи муку и в школе варили суп, который ели на большой перемене. Так проходили 1943–1944 годы. И вот наступил 1945 год. Во время перемен от географической карты не отходили, все следили за ходом боевых действий. Каждое утро перед физической зарядкой директор школы сообщал нам сводку информбюро. Так что мы были оповещены обо всем, что делается на фронте. И вот 8 мая, время давать звонок на занятия, а его не дают. Учителя ходят встревоженные. Мы, ученики, тоже. Что-то случилось? Наконец приходит директор. Звучит звонок, все построились, и директор сообщает: кончилась война, Германия пала, Гитлера больше нет. Всех нас отпустили на час домой, чтобы мы сообщили в деревне, что кончилась война, и быстрей вернулись в школу. Занятия отменили, и мы все пошли на митинг строем к сельсовету с песнями. Все, кто только мог прийти, были там. Слезы радости, что наконец-то кончилась эта проклятая война, и слезы горести от полученных похоронок – все слилось воедино».