Северяне поневоле

О вас, сельчане
Инструменты
Шрифт

Рассказывая о людях преклонного возраста, все больше горжусь ими! Они, жившие в тяжелейших условиях, не видевшие детства, валившиеся с ног от изнурительного труда, терявшие родных и близких – не сломились, не озлобились и выжили! Работали, женились и выходили замуж, рожали и растили детей и продолжали жить! Низкий им поклон!

О таком человеке я хочу рассказать. К ней я пришла, чтобы она рассказала о кирпичном заводе, но меня настолько пора­зил ее рассказ, что я решила написать и о ней. Зовут ее Сотникова Павлина Васильевна, проживает в поселке Кирпичном. Девичья фамилия – Леонгард. В этом году ей исполнился 91 год!

Еще в раннем детстве судьба ее не пощадила, она осталась без родителей. На попечение маленькую Павлину взяла бабушка Маргарита. Павлина Васильевна вспоминает: «Жили мы в немецком селе Нейвальтер Саратовской области. У бабушки был свой дом, она держала корову, свиней, овец и птиц. Меня приучила к труду, я во всем ей помогала». И все бы было хорошо, если бы не Великая Отечественная война. Она оставила в жизни Павлины неизгладимый след и заставила жить по другим правилам. В 1941 году бабушку и Павлину в возрасте 14 лет забрали из родного дома и эвакуировали в Омск. Вытирая слезы от тяжелых воспоминаний, Павлина рассказывает: «Пришли к нам в дом, дали на сборы полчаса и сказали: вы будете высланы по национальному признаку, как лица немецкой национальности. Конечно, ничего не объяснили. Жалко было оставлять дом! Скотину выпустили на улицу, и нас повезли. Сказали, что ненадолго, через недельку вернетесь. Привезли нас в Омск, там мы прожили год, а в августе 1942 года нас погрузили на пароход и отправили на Север. Выгрузили нас в Самарово, потом распределили в поселок Кирпичный, туда мы приплыли на лодках 20 сентября».

Вот так Павлина оказалась в этом поселке и вместо недели живет здесь уже 75 лет! 

После того, как Павлину 

и бабушку привезли в п. Кирпичный, разместили в бараках по 30–35 человек. Условия были невыносимыми. Спали на нарах рядами. Еды не было, питались тем, кто что добудет. Все привезенные маленькие дети умерли, кто от голода, кто от болезней. Медицинской помощи не было никакой. А затем умирали семьями. Бабушка Павлины умерла через год от недоедания. Следующая привезенная партия ссыльных была размещена в клубе, так как в бараках уже места не было. К ссыльным был приставлен комендант, и через каждые десять дней надлежало отмечаться. Павлину назначили на работу в артель «Прогресс», где в дощатых длинных сараях делали кирпич. В одном из них Павлина раскладывала в формы глину и хлопала по ним деревянной крышкой. Норма была установлена в день 1 500 кирпичей! Охлажденный кирпич после обжига складывали стопками. Я просто на минуту представила эти детские руки и ужаснулась! Павлина Васильевна сказала, что эту норму была обязана выполнять, и никто не смотрел на ее годы. Перед тем как заложить глину в формы, ее еще подготавливали. Взрослые привозили глину на лошадях из горы и выкладывали в большой ящик с лопатками по краям. Закладывали одну тачку песка и две тачки глины, потом перемешивали, чтобы глина была мягкой. Готовые кирпичи садили в печь и обжигали. Примерно до 20 сентября заготавливали кирпич, зимой мужчины его обжигали. Летом готовый кирпич грузили на пароход «Микоян», который тащил по 18–20 барж.

Зимой женщин и подростков отправляли в лес на заготовку бревен. Павлина сетовала на то, что сил у нее не было, а напиленные бревна по 

2 метра нужно было вручную перетаскивать. За работу Павлине платили зарплату. В конторе давали карточки на хлеб, сахар и другие продукты. Много позже они все же стали жить лучше, уже не сидели голодные, продукты в магазин стали привозить всякие. Комендантский надзор был отменен в 1956 году.

Отработала Павлина в Кирпичном три года, и была отправлена в село Нялинское в смолокурку. Там делали смолу, деготь, скипидар. Это был тоже тяжелый труд. Также приходилось пилить, колоть дрова. Отпиливали корни у выкорчеванных сухих сосен, рубили мелко, потом закладывали в большие котлы для вытапливания смолы. Под котлами горели костры. Таким же способом делали деготь, но вместо дерева закладывали березовую кору. Смолу и деготь сливали в бочки и увозили. Еще делали скипидар. Все это отправляли на фронт.

Отработав три года, вернулась снова в п. Кирпичный. Работала днем в детском саду няней, а ночью истопником. Дрова рубила сама. На мой вопрос: как же она успевала выспаться, Павлина Васильевна с горечью в глазах улыбнулась и ответила, что нужно было ребенка кормить и одевать. Затем работала прачкой. Труд был тяжелый, стирали руками. Позднее появилась маленькая стиральная машинка.

Несмотря на трудности, молодежь в Кирпичном собиралась на берегу реки – пели песни, ходили по берегу, играли в чехарду. В клуб не ходили – нарядов не было, да и обуви тоже.

О личной жизни рассказала мало. Тяжелы воспоминания. Сказала, что троих детей растила одна, мужчины ее разочаровали. Долго к ней присматривался Сотников Геннадий Анатольевич. Просил ее выйти за него замуж, но Павлина ответила: «Сбежишь, как и предыдущие кавалеры». Он настоял, сказав, что его намерения серьезные и он ее не оставит. Вот так и сошлись. В браке с ним прожила Павлина Васильевна 56 лет! Родились дети, стало их семеро, сейчас в живых только пятеро, три дочери – Мария, Светлана, Люба, и два сына – Анатолий и Сергей. В садик дети не ходили, старшие водились с младшими. Вместо обеда Павлина бежала домой к детям, помыть, накормить. «Геннадий приехал из Каменска-Уральского, его отца убили на войне, – 

вспоминает Павлина о муже. – 

Он был работящий, дома все сам делал. Работал летом на валке леса, зимой кирпичи обжигал. Его портрет всегда был на доске почета! Награжден медалью, был передовиком производства».

Сама же Павлина Васильевна награждена четырьмя медалями: «Материнская слава», 

в честь 50-летия, 60-летия, 65-летия, 70-летия Победы в Великой Отечественной войне. Является ветераном труда и участником трудового фронта. Почти до 90 лет вела сама хозяйство и ухаживала за огородом. И дома сама все делала. Но годы свое взяли. Сейчас, говорит она, сижу, смотрю в окно да телевизор смотрю. Всего у Павлины десять внучек, восемь внуков и одна праправнучка!

В конце нашего разговора я пожелала ей крепкого здоровья и спросила: не хотела бы она увидеть родные места, откуда была выслана? Павлина задумалась и ответила: «Раньше сильно хотела, когда молодая была, да и сейчас внуки приглашают, но я так приросла к этой земле, что не хочется ничего менять».

Вот такие замечательные люди живут в нашем Ханты-Мансийском районе!

Людмила Кугаевская